Кто такой плебей и какого современное значение этого слова

Здравствуйте уважаемые читатели блога. Плебей — слово с явно уничижительным оттенком.

Вряд ли кто-то с гордостью скажет себе: «Я простолюдин!» – надеясь, что все удивятся и начнут задаваться вопросом, как это возможно.

Но что это значит сегодня и какие у него исторические корни? Обо всем этом мы расскажем буквально в нескольких словах…

Плебей — это…

Простолюдин в современном звучании – это человек из низов, не блещущий интеллектом, культурой, вкусом. В русском языке есть аналог этого латинского слова — простолюдин.

Правда, от него веет древностью, холопством и садовницами, но простолюдин — слово, прямо скажем, не первой свежести.

На заре возникновения гражданских обществ человечество страстно любило кастовые деления (что это?), иерархии и всякого рода деления на «наши или не наши». Кстати, с тех пор мало что изменилось.

Просто эта любовь слегка припылена ноткой вежливости из серии «Все профессии нужны, все профессии важны, а ты, Вася, не хочешь стать дворником???».

Патриции

Древние римляне тоже делились на касты. Начало противостоянию простого народа и знати положил основатель Рима Ромул.

Он разметил землю плугом, сказал: «Здесь будет основан город», и начал отстраивать. Те, кто был допущен на эту стройку, стали римскими гражданами, из которых Ромул затем отобрал 100 уважаемых пожилых отцов и назначил их сенаторами.

Патеры, отцы-сенаторы, получили право править Римом и стали новой римской аристократией. Их потомков называли патрициями.

С раннего возраста они часто посещали Сенат, знали законы, а повзрослев, становились государственными деятелями с правом голоса и принятия решений.

Так появилась каста римских патрициев, считавших нормальной работой только юриспруденцию, законотворчество, планирование военных действий и служение богам, которых в Риме было немало.

Плебс

Рим рос, люди наводняли новый город, но никого другого не привели к патрициям, потому что отцы этих, пришедших во множестве, не входили в число избранных Ромулом мудрых сенаторов.

Прибывшее в Рим население было посвящено крестьянскому труду, ремеслам, торговле: нужно было, чтобы кто-то одевал и обувал патрициев, помышлявших о великой империи.

Этот средний класс стал называться плебсом: толпой, массой. Соответственно представитель этой толпы — plebejus — простолюдин, простолюдин.

Ну а дальше все, как у всех. Простолюдины много работали, регулярно платили налоги, шли на войну, когда им велели, но при этом не имели гражданских прав.

Законы, принятые патрициями, не должны были быть известны плебеям, а в случае каких-то неурядиц свободный плебей легко мог быть отправлен в долговое рабство, и тогда он уже терял свои экономические права, работая за пропитание на себя люди собственника. При этом даже самый бедный патриций не мог стать рабом.

Борьба плебеев за свои права

Не все простолюдины были бедны и бродяги, некоторые очень хорошо осели. Такие «новые римляне» были не очень довольны положением дел, в какой-то момент они просто заявили, что не намерены бороться за власть, которая их ни к чему не привела.

В результате различных волнений в сенате появились народные трибуны, которые знали законы, представляли интересы простого народа и даже имели право налагать вето на неугодные плебсу законопроекты.

Наконец, в 451-450 гг. ДО ХРИСТА людям были представлены 12 основных законов, которые были вывешены на бронзовых скрижалях на всеобщее обозрение. Они регулировали семейные, уголовные и хозяйственные дела и были одинаковы для всех каст, кроме рабов.

Плебей — это еще и неоднозначное оскорбление

Когда тебя в 21 веке называют простолюдином, это попахивает оскорблением, особенно в странах бывшего соцлагеря, где от родовой знати и аристократии практически ничего не осталось.

Конечно, если это скажет глава Российского Императорского Дома Мария Владимировна Романова, то это будет просто констатация факта из уст прямого потомка русских царей. Но она просто не говорит этого, потому что хорошо воспитана.

Сегодняшние простолюдины такие же, как и 2500 лет назад.

Да, массово потребляющие хлеб и зрелища, с не очень высоким уровнем культуры и общего образования, но именно на плебсе держится экономика страны, это рабочий класс, коммерсанты, служащие, крестьяне. В общем, все мы простолюдины, если конечно не потомки древнего дворянского рода.

В заключение стихотворение Генриха Гейне в переводе В. Левика.

Столкнись со мной! Отныне я простолюдин!
Я не хочу золотого ублюдка
В шаблонных масках гордо говоря,
Она взяла меня к себе в семью.

Я хочу простых манер, простых речей,
В котором жизнь кипит на площади, –
Я ищу их, презирая яркость комнаты,
Блеск остроумия, модный среди типов.

1822 г

Автор статьи: Елена Румянцева

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть